Обобщение судебной практики применения арбитражным судом в 2015 году положений гл. 24 «Перемена лиц в обязательстве» ГК РФ

Дата: 
07.12.2016

Одобрено

Постановлением Президиума

Арбитражного суда

Магаданской области

от 30.11.2016 № 13

 

 

ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики применения арбитражным судом в 2015 году положений главы 24 «Перемена лиц в обязательстве» Гражданского кодекса Российской Федерации

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Магаданской области на 2 полугодие 2016 года 8 отделом проанализирована практика применения арбитражным судом в 2015 году положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Целью настоящего обобщения является изучение правоприменительной практики норм главы 24 ГК РФ, а также выявление проблем, возникающих при рассмотрении данной категории дел. По данным статистического учета Арбитражным судом Магаданской области с применением положений главы 24 ГК РФ судьями судебного состава по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, в 2015 году рассмотрено:

4 дела о взыскании долга, переданного на основании договоров уступки прав требования (цессии) - № А37 - 1000/2015, № А37 - 1102/2015, № А37 - 1104/2015, № А37 - 1661/2015;

1 дело о взыскании суммы долга по договору уступки прав требования цессии (требование об оплате уступленного права требования цессионарием цеденту) - № А37 - 1037/2014;

1 дело о признании договора уступки прав требования (цессии) недействительным - А37-1968/2015;

3 дела о взыскании сумм страхового возмещения в порядке суброгации - № А37 - 230/2015, № А37 - 581/2015, № А37 - 1639/2015.

1. Если сделка по уступке права (требования) не противоречит закону, а должником не выдвигаются возражения против требований нового кредитора и не представляются доказательства оплаты долга, требования нового кредитора подлежат удовлетворению (по материалам дел № А37 - 1000/2015, № А37 - 1102/2015, № А37 - 1104/2015 и № А37- 1661/2015).

В силу пункта 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (пункт 1 статьи 384 ГК РФ).

В статье 388 ГК РФ указано, что уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

Согласно статье 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Арбитражным судом рассмотрены исковые заявления, содержащие требования о взыскании задолженности. В качестве истцов выступали хозяйствующие субъекты, требования которых к ответчикам (должникам) возникло на основании договора цессии.

В рамках рассмотрения дел арбитражным судом установлено, что уступка права требования не противоречит закону, а должники возражения против требования нового кредитора не выдвигали и не представили суду доказательств оплаты сумм долга по уступленному требованию. Арбитражный суд требования истцов удовлетворил.

Решения по делам № А37 - 1000/2015, № А37 - 1102/2015, № А37 - 1104/2015, № А37 - 1661/2015 не обжаловались.

2. Требование об исполнении цессионарием обязательства по оплате цеденту уступленного права требования подлежит удовлетворению при выполнении цедентом принятых обязательств (по материалам дела № А37 - 1037/2014).

Муниципальное унитарное предприятие (далее – предприятие), в целях взыскания задолженности с общества с ограниченной ответственностью (далее – общество), обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд. При рассмотрении дела было установлено следующее.

Между предприятием (цедент) и обществом (цессионарий) заключен договор цессии. В соответствии с пунктами 1 - 3 указанного договора предприятие уступило обществу право требования к должникам (жителям многоквартирных домов) в размере, указанном в Приложении № 1 к договору, содержащем номера лицевых счетов, адреса проживания должников, фамилию, имя, отчество каждого должника и размер его задолженности. Право требования возникло на основании оказания услуг по содержанию и текущему ремонту многоквартирных домов предприятием.

В пункте 4 договора стороны предусмотрели условия и срок оплаты уступаемого права требования. В пункте 5 договора согласовано условие и срок передачи цедентом цессионарию документации, из которой вытекает право требования к должникам. Передача документации была оформлена сторонами по акту приема-передачи.

Согласно пункту 6  договора право требования по договору от цедента к цессионарию переходит со дня подписания настоящего договора.

Оплата указанной в пункте 4 договора суммы ответчиком не произведена, претензия, направленная предприятием в адрес общества с требованием оплатить сумму задолженности, последним оставлена без ответа и удовлетворения.

Оценив представленные в материалы дела документы, установив отсутствие доказательств исполнения цессионарием предусмотренного пунктом 4 договора обязательства по оплате уступленного права (требования дебиторской задолженности) суд, сославшись на статьи 309, 310, 382, 384 ГК РФ удовлетворил требования цедента.

Решение суда по данному делу (дело № А37 - 1037/2014) было обжаловано не привлеченным к участию в деле КУМИ (далее - Комитет) - лицом, являющимся собственником имущества унитарного предприятия (истца по делу № А37 - 1037/2014).

Производство по апелляционной жалобе Комитета было прекращено, поскольку апелляционный суд установил, что Комитет не может быть признан лицом, имеющим право на апелляционное обжалование принятого по настоящему делу судебного акта в порядке статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (определение Шестого арбитражного апелляционного суда № 06АП - 2858/2016 от 08.07.2016).

Определение Шестого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2016 кассационной инстанцией оставлено без изменения (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа № Ф03-3984/2016 от 19.09.2016).

3. Отсутствие в договоре цессии условий, позволяющих идентифицировать уступаемое право, является основанием для признания такого договора незаключенным (по материалам дела № А37 - 1968/2015).

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с исковым заявлением, в котором просил признать договор цессии, заключенный между муниципальным унитарным предприятием (далее – предприятие) и обществом с ограниченной ответственностью (далее – общество), ничтожным и применить последствия недействительности ничтожной сделки.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в договоре цессии, заключенном между предприятием и обществом, отсутствуют условия, позволяющие идентифицировать уступленное право.  При отсутствии иных доказательств согласованности между сторонами передаваемого обязательства, суд пришел к выводу о несогласованности сторонами предмета оспариваемого договора, что влечет признание его незаключенным. Незаключенный договор не может быть признан недействительным.

Аналогичная позиция изложена в пункте 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В удовлетворении исковых требований истцу было отказано. Решение суда сторонами не обжаловалось.

4. Требования о взыскании сумм страхового возмещения подлежат удовлетворению в случае, если эти требования перешли к кредитору в порядке суброгации (по материалам дел № А37 - 230/2015, № А37 - 581/2015 и № А37 - 1639/2015).

В рамках дела № А37- 230/2015 страховая компания (далее – истец) обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к акционерному обществу (далее – ответчик) с требованием о взыскании в порядке суброгации суммы возмещения материального ущерба, выплаченного страхователю по договору добровольного страхования транспортных средств.

Арбитражный суд, установив вину ответчика, руководствуясь статьей 965 ГК РФ, исковые требования истца удовлетворил в полном объеме.

Оставляя решение суда по делу № А37 - 230/2015 в силе, Шестой арбитражный апелляционный суд в постановлении № 06АП-5958/2015 от 10.12.2015 указал следующее.

По правилам, предусмотренным в части 1 статьи 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Таким образом, оплатив страховое возмещение в пользу потерпевшего, у страховой компании возникло право требовать возмещения ущерба с его причинителя.

При суброгации происходит перемена лиц в обязательстве на основании закона (статья 387 ГК РФ), поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

На основании статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно статье 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Судом установлено, что владельцем автомобиля на момент происшествия являлся ответчик (акционерное общество). Вина работника ответчика в совершении дорожно-транспортного происшествия, размер ущерба, причиненный автомобилю потерпевшего, подтверждаются материалами дела и ответчиком по правилам статьи 65 АПК РФ не оспорены.

При таких обстоятельствах и с учетом приведенных норм, требования страховой компании о возмещении в порядке суброгации ущерба в заявленной сумме удовлетворены правомерно.

В кассационном порядке принятые по данному делу судебные акты не оспаривались.

В рамках дел № А37 - 581/2015, № А37 - 1639/2015 истцы, страховые компании, также обращались в суд с требованиями о взыскании ущерба в порядке суброгации.

Согласно пункту 1 статьи 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

При суброгации происходит перемена лица в обязательстве на основании закона (статья 387 ГК РФ), поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

В удовлетворении исков было отказано, поскольку в рамках дела № А37 - 581/2015 в произошедшем дорожно-транспортном происшествии истцом не доказана вина водителя автомобиля, принадлежащего ответчику.

В рамках дела № А37 - 1639/2015 также суд пришел к выводу о недоказанности юридически значимых обстоятельств, необходимых для взыскания убытков, а именно: противоправного поведения ответчика и причинной связи между действиями ответчика и предъявляемыми к взысканию убытками истца.

Судебные акты по делам № А37 - 581/2015, № А37-1639/2015 не обжаловались.

Анализ судебных актов позволяет заключить, что практика рассмотрения дел данной категории Арбитражным судом Магаданской области соответствует  законодательству. Судьи при рассмотрении дел руководствуются рекомендациями, выработанными Высшим Арбитражным Судом РФ и сформулированными в Информационном письме от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Отмены судами вышестоящих инстанций судебных актов, вынесенных судьями Арбитражного суда Магаданской области в связи с неправильным применением положений главы 24 ГК РФ, в рассматриваемом периоде отсутствуют.