ОБОБЩЕНИЕ судебной практики по спорам, связанным с применением бюджетного законодательства Российской Федерации, за 2014–2015 годы

Дата: 
01.02.2016

ОБОБЩЕНИЕ судебной практики по спорам, связанным с применением бюджетного законодательства Российской Федерации, за 2014–2015 годы

Обобщение судебной практики подготовлено в соответствии с письмом Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Свириденко О.М. от 24.11.2015 № 7-ВС-7575/15 и планом работы Арбитражного суда Магаданской области на 1 полугодие 2016 года.

В течение 2014 – 2015 гг. Арбитражным судом Магаданской области рассмотрено 13 дел по спорам, связанным с применением бюджетного законодательства.

1. Собственник имущества бюджетного учреждения по обязательствам такого учреждения, возникшим до 01.01.2011, несет субсидиарную ответственность (дело № А37- 4084/2012).

Энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к ряду органов и организаций, в том числе, к территориальному управлению имущественных отношений Минобороны России (федеральное государственное казенное учреждение, далее – Управление) и, в порядке субсидиарной ответственности, к Российской Федерации в лице Минобороны России, о взыскании задолженности за поставленную в 2010 году тепловую энергию.  

Удовлетворяя иск к Управлению и Российской Федерации в лице Минобороны России, суд руководствовался следующим.

Согласно пункту 2 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник имущества.

На основании пункта 12 статьи 1 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне» имущество Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов является федеральной собственностью и находится у них на правах хозяйственного ведения или оперативного управления.

В соответствии с пунктами 1, 2 Положения о Министерстве обороны Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 16.08.2004 № 1082 «Вопросы Министерства обороны Российской Федерации», Министерство обороны Российской Федерации (Минобороны России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию в области обороны, иные установленные федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации функции в этой области, а также уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в сфере управления и распоряжения имуществом Вооружённых Сил Российской Федерации и подведомственных Минобороны России организаций.

Минобороны России является органом управления Вооруженными Силами Российской Федерации.

Пунктом 1 постановления Правительства Российской Федерации от 29.12.2008 № 1053 «О некоторых мерах по управлению федеральным имуществом» установлено, что Минобороны России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по управлению федеральным имуществом, находящимся у Вооруженных Сил Российской Федерации на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, земельными участками, находящимися на праве постоянного (бессрочного) пользования, имуществом подведомственных ему федеральных государственных унитарных предприятий и государственных учреждений.

Материалами дела подтверждено, что Управление входит в состав федеральных государственных учреждений Минобороны России, собственником имущества Управления является Российская Федерация.

В соответствии с подпунктом 12.1 пункта 1 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК РФ) главный распорядитель бюджетных средств отвечает соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств.

Таким образом, по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к Российской Федерации, от ее имени в качестве представителя ответчика выступает главный распорядитель средств федерального бюджета. Указанный вывод подтверждается разъяснениями, изложенными в пункте 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ». В данных разъяснениях указывается, что при определении надлежащего ответчика, несущего субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения, судам следует исходить из того, что согласно пункту 2 статьи 120 ГК РФ такую ответственность несёт собственник имущества учреждения, то есть Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование соответственно. Разрешая такие споры, судам необходимо иметь в виду, что на основании пункта 10 статьи 158 БК РФ (в настоящее время – подпункт 12.1 пункта 1 статьи 158 БК РФ) в суде по искам, предъявляемым в порядке субсидиарной ответственности к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию по обязательствам созданных ими учреждений, выступает от имени указанных публично-правовых образований главный распорядитель средств соответствующего бюджета, который определяется по правилам пункта 1 указанной статьи БК РФ. При этом, удовлетворяя требование о привлечении собственника к субсидиарной ответственности по долгам учреждения, суду в резолютивной части решения следует указывать, что соответствующий долг учреждения взыскивается с Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования соответственно, а не с органов, выступающих от имени публично-правовых образований.

Следовательно, неоплаченная стоимость тепловой энергии подлежит взысканию с Управления, а при недостаточности у него денежных средств – в порядке статьи 120 ГК РФ с Минобороны России за счет средств казны Российской Федерации.

При этом судом, с учетом указанного истцом периода задолженности с 01.01.2010 по 30.06.2010, приняты во внимание нормы Федерального закона от 08.05.2010 № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», согласно которому положения абзаца шестого пункта 2 статьи 120 ГК РФ в части исключения субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения по обязательствам такого учреждения не применяются к правоотношениям, возникшим до 01.01.2011.

Решение вступило в законную силу.

 

2.  Договор о предоставлении бюджетной субсидии признан недействительным как противоречащий закону. Суд апелляционной инстанции применил последствия недействительности ничтожной сделки в виде возврата в местный бюджет части бюджетной субсидии, которая не была освоена (дело № А37-4157/2012).

Прокурор области обратился в интересах муниципального образования в арбитражный суд с иском к Департаменту жилищно-коммунального хозяйства и коммунальной инфраструктуры мэрии города (далее - Департамент ЖКХ), муниципальному унитарному предприятию (далее - МУП) о признании недействительным договора о предоставлении субсидии на установку коллективных (общедомовых) приборов учета потребления коммунальных ресурсов в многоквартирных домах в 2011 году, заключенного между Департаментом ЖКХ и МУП, а также о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде обязания МУП возвратить полученные денежные средства в бюджет муниципального образования. Иск мотивирован тем, что субсидия была предоставлена в нарушение статьи 78 БК РФ, а именно: в отсутствие муниципальных правовых актов, регулирующих предоставление субсидий юридическим лицам на возмещение затрат на установку общедомовых приборов учета воды и тепловой энергии в многоквартирных домах; в отсутствие полномочий у Департамента ЖКХ на принятие решений о предоставлении названных субсидий и заключение договоров об их предоставлении.

Муниципальное образование в лице мэрии города, привлеченное к участию в деле в качестве соистца, исковые требования прокурора не поддержало, так как оспариваемый договор заключен, по его мнению, в рамках не гражданских, а бюджетных отношений в соответствии со статьей 78 БК РФ. Ответчики против иска возражали.

При рассмотрении дела арбитражный суд отклонил довод прокурора о том, что Департамент ЖКХ превысил свои полномочия и не имел права предоставлять субсидии и заключать договоры, ввиду следующего.

В соответствии с определениями, изложенными в статье 6 БК РФ, главный распорядитель бюджетных средств (главный распорядитель средств соответствующего бюджета) – орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, а также наиболее значимое учреждение науки, образования, культуры и здравоохранения, указанное в ведомственной структуре расходов бюджета, имеющие право распределять бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств между подведомственными распорядителями и (или) получателями бюджетных средств, если иное не установлено данным Кодексом.

На основании статьи 69 БК РФ к бюджетным ассигнованиям относятся, в частности, ассигнования на предоставление субсидий юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам – производителям товаров, работ, услуг.

В ведомственной структуре расходов местного бюджета на 2011 год Департамент ЖКХ указан как главный распорядитель бюджетных средств. Кроме того, положением о Департаменте ЖКХ  предусмотрено, что к его полномочиям относится формирование, разработка и реализация единой экономической, финансовой и технической политики в области надёжного развития и эффективного функционирования жилищно-коммунального хозяйства и коммунальной инфраструктуры муниципального образования. Кроме того Департамент ЖКХ является участником бюджетного процесса, обладает соответствующими правами и обязанностями, осуществляет полномочия главного распорядителя бюджетных средств в соответствии с БК РФ.

Следовательно, Департамент ЖКХ действовал в пределах своих полномочий.

Вместе с тем арбитражный суд нашел иск подлежащим удовлетворению.

Суд указал, что на основании подпункта 3 пункта 2, пункта 3 статьи 78 БК РФ субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам – производителям товаров, работ, услуг предоставляются из местного бюджета – в случаях и порядке, предусмотренных решением представительного органа муниципального образования о местном бюджете и принимаемыми в соответствии с ним муниципальными правовыми актами местной администрации.

Нормативные правовые акты, муниципальные правовые акты, регулирующие предоставление субсидий юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам – производителям товаров, работ, услуг, должны определять:

1) категории и (или) критерии отбора юридических лиц (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), индивидуальных предпринимателей, физических лиц – производителей товаров, работ, услуг, имеющих право на получение субсидий;

2) цели, условия и порядок предоставления субсидий;

3) порядок возврата субсидий в случае нарушения условий, установленных при их предоставлении.

Решением городской Думы был принят бюджет муниципального образования на 2011 год, которым было предусмотрено выделение субсидий и установлено, что субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам – производителям товаров, работ, услуг предоставляются в 2011 году из бюджета муниципального образования на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ, оказанием услуг в случаях, предусмотренных городскими целевыми программами, долгосрочными городскими целевыми программами и ведомственными целевыми программами. Указанным решением было также предусмотрено, что порядок предоставления субсидий определяется мэрией города.

Между тем судом установлено, что на дату заключения договора субсидирования порядок предоставления субсидий утвержден не был. Суд пришел к выводу, что договор о предоставлении субсидии не соответствовал требованиям статьи 78 БК РФ.

Признав, что предоставление бюджетных средств в рассматриваемом споре было осуществлено на основании договора субсидирования, имеющего все признаки гражданского договора, который, однако, является ничтожной сделкой (статья 168 ГК РФ), суд применил последствия недействительности ничтожной сделки в виде односторонней реституции и обязал МУП возвратить в местный бюджет в полном объёме денежные средства, полученные в качестве бюджетной субсидии.

Арбитражный суд апелляционной инстанции оставил решение суда без изменения.

Арбитражный суд кассационной инстанции судебные акты в части применения последствий недействительности ничтожной сделки отменил и направил дело в этой части на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции. Арбитражный суд округа отметил, что суды обеих инстанций, применяя последствия недействительности сделки, не убедились в возможности использования для восстановления нарушенных прав правового механизма, установленного пунктом 2 статьи 167 ГК РФ, притом, что предоставление субсидии предприятию соответствовало целям, установленным решением представительного органа муниципального образования, муниципальной программе. Кроме того, не опровергаются доводы о том, что условия, предусмотренные порядком предоставления субсидии, принятым после заключения договора, выполнены в последующем: представлены проектно-сметная документация, получившая положительное заключение, договоры на установку общедомовых приборов учета, доказательства фактического несения получателем затрат.

При новом рассмотрении дела в указанной части арбитражный суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования о применении последствий недействительности сделки, поскольку предоставление субсидии МУП соответствовало целям, установленным решением представительного органа муниципального образования, муниципальной программе и осуществлено в пределах объема финансирования, а использование полученной субсидии по целевому назначению установлено вступившим в законную силу судебным актом. Поэтому суд пришел к выводу, что основания для применения положений пункта 2 статьи 167 ГК РФ отсутствуют.

Арбитражный апелляционный суд отменил данное решение и принял новое решение о применении последствий недействительности сделки, обязав МУП возвратить в местный бюджет полученные средства бюджетной субсидии в части, которая не была освоена, т. к. в ходе рассмотрения дела в арбитражном суде апелляционной инстанции сторонами был составлен акт, согласно которому из подлежавших установке 236 узлов учета не были установлены 80 узлов учета.

В кассационном порядке судебные акты не обжаловались.

 

3. По иску о возмещении вреда, причиненного в результате действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, надлежащим ответчиком является соответствующее публично-правовое образование в лице главного распорядителя средств бюджета по ведомственной принадлежности (дело № А37-1613/2013).

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании за счет казны Российской Федерации денежных средств в возмещение материального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности, выразившегося в понесенных им расходах на оплату услуг представителя (защитника).

В обоснование иска индивидуальный предприниматель указал, что им были понесены издержки в ходе рассмотрения в отношении него дела об административном правонарушении, производство по которому было прекращено решением суда общей юрисдикции апелляционной инстанции.

При рассмотрении иска в арбитражном суде факт незаконного привлечения индивидуального предпринимателя к административной ответственности подтвержден материалами дела.

Вместе с тем арбитражный суд отметил, что поскольку дело об административном правонарушении в отношении индивидуального предпринимателя было возбуждено должностным лицом Управления Россельхознадзора, представлять интересы Российской Федерации в данном случае должен главный распорядитель бюджетных ассигнований федерального бюджета по ведомственной принадлежности, то есть Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Данный вывод сделан арбитражным судом на основании пункта 3 статьи 158 БК РФ, согласно которому главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности.

В ходе рассмотрения дела арбитражный суд предложил истцу уточнить надлежащего ответчика, однако истец это предложение проигнорировал.

В результате арбитражный суд отказал в удовлетворении иска, поскольку требования предъявлены к ненадлежащему ответчику. В судах вышестоящих инстанций решение не обжаловалось.

 

4. Суд, исходя из содержания соглашения, квалифицировал средства местного бюджета, поименованные в договоре как субсидия, в качестве бюджетного кредита (дело № А37-2019/2013).

Администрация муниципального образования обратилась в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (управляющая компания) с иском о взыскании денежных средств, предоставленных на возвратной основе из средств местного бюджета в целях замещения средств, необходимых для проведения капитального ремонта жилых домов, но не перечисленных управляющей компании собственниками жилых помещений.

Удовлетворяя иск, арбитражный  суд в решении указал следующее.

В силу статьи 6 БК РФ  бюджетный кредит – это денежные средства, предоставляемые бюджетом другому бюджету бюджетной системы Российской Федерации, юридическому лицу (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), иностранному государству, иностранному юридическому лицу на возвратной и возмездной основах.

В пункте 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» указано, что при рассмотрении споров, возникших в связи с предоставлением юридическому лицу публично-правовым образованием бюджетных средств на возвратной и возмездной основе (статья 76 БК РФ), судам необходимо исходить из того, что эти отношения, в силу статьи 2 ГК РФ, пункта 1 статьи 76 БК РФ, носят гражданско-правовой характер, поскольку не основаны на административном или ином властном подчинении одной стороны другой. При этом необходимо учитывать, что к публично-правовым образованиям нормы ГК РФ, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, применяются, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (пункт 2 статьи 124 ГК РФ).

С принятием Федерального закона от 26.04.2007 № 63-ФЗ статья 76 БК РФ утратила силу. Между тем, в соответствии со статьей 93.2 БК РФ, к правоотношениям сторон, вытекающим из договора о предоставлении бюджетного кредита, применяется гражданское законодательство Российской Федерации, если иное не предусмотрено Кодексом. Бюджетный кредит предоставляется на условиях возмездности и возвратности.

Ошибочная ссылка в соглашении на то, что предоставленные ответчику денежные средства являются субсидией, не может служить основанием для невозврата денежных средств, поскольку ответчик не является лицом, имеющим право на получение бюджетных субсидий. Подписывая соглашение, ответчик принял на себя обязательство вернуть истцу заемные денежные средства в срок до 31.12.2012.

Исковые требования истца удовлетворены. Арбитражный суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения, в кассационном порядке судебные акты не обжаловались.

 

5. Неисполнение условия договора о целевом использовании бюджетной субсидии повлекло взыскание субсидии с ее получателя (дела №№А37-488/2014, А37-1161/2014).

Центр занятости населения (областное государственное казенное учреждение) обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании полученной, но неосвоенной субсидии, предоставленной по договору с ответчиком о содействии развитию малого предпринимательства и самозанятости.

Арбитражным судом установлено, что субсидия была предоставлена за счет средств областного бюджета, выделенных на реализацию областной программы дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда, при этом по условиям договора индивидуальный предприниматель обязан был представить центру занятости населения документы, подтверждающие целевое использование субсидии.

В нарушение условий договора индивидуальный предприниматель не представил истцу доказательств использования по целевому назначению денежных средств и не возвратил их.

В областной бюджет средства на выплату субсидий поступили из федерального бюджета в соответствии с Правилами предоставления субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на реализацию дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда субъектов Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2008 № 1089.

Разрешая дело, суд исходил из положений пункта 3 статьи 78 БК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений), согласно которым нормативные правовые акты, муниципальные правовые акты, регулирующие предоставление субсидий юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам – производителям товаров, работ, услуг, должны определять: 1) категории и (или) критерии отбора юридических лиц (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), индивидуальных предпринимателей, физических лиц – производителей товаров, работ, услуг, имеющих право на получение субсидий; 2) цели, условия и порядок предоставления субсидий; 3) порядок возврата субсидий в случае нарушения условий, установленных при их предоставлении.

Арбитражный суд также указал, что в силу статьи 289 БК РФ нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направлении и использовании их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения, влечет, в том числе, изъятие в бесспорном порядке бюджетных средств, используемых не по целевому назначению. Решением арбитражного суда иск Центра занятости населения удовлетворен в полном объеме. В судах вышестоящих инстанций решение не обжаловалось.

 

6. Неиспользованный остаток субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства может быть использован в очередном финансовом году на те же цели. Требование получателя перечислить ему бюджетную субсидию в соответствии с соглашением о ее предоставлении удовлетворено (дело № А37-194/2015).

Индивидуальный предприниматель (далее – истец) обратился в арбитражный суд с иском к органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации, являющемуся главным распорядителем средств бюджета субъекта Российской Федерации (далее – ответчик) об обязании исполнить обязательство по соглашению о предоставлении субсидии на реализацию предпринимательского проекта и перечислить ему денежные средства.

Возражая против иска, ответчик указал, что субсидия истцу была перечислена платёжным поручением от 27.12.2012, сведениями о дальнейшем распоряжении перечисленными денежными средствами ответчик не располагает.

При рассмотрении дела арбитражным судом установлено, что истец в 2012 году стал победителем конкурса среди молодежи на лучший предпринимательский проект «Молодой предприниматель», а ответчик 27.12.2012 заключил с ним соглашение о предоставлении субсидии на реализацию предпринимательского проекта.

В соответствии с соглашением субсидия должна была быть перечислена в безналичном порядке на расчетный счет предпринимателя в течение месяца со дня предоставления последним заявления с указанием расчетного счета и документа, подтверждающего предпринимательскую деятельность. Свои обязанности получатель субсидии исполнил, однако субсидию не получил.

Как установлено судом, ответчик в апреле 2013 года сообщил в Федеральное агентство по делам молодежи, что денежные средства были возвращены 28.12.2012 в федеральный бюджет по причине неверно указанных банковских реквизитов получателем платежа. Однако данная причина не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Правильность банковских реквизитов, указанных предпринимателем в заявлении от 27.12.2012, подтверждается справкой банка. По сведениям истца, причиной возврата платежного поручения послужило неполное указание ответчиком в платежном поручении имени и отчества получателя платежа (только инициалы).

В силу пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 27.02.2009 № 178 «О распределении и предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства, включая крестьянские (фермерские) хозяйства» при наличии потребности в неиспользованном в текущем финансовом году остатке субсидий, указанный остаток в соответствии с решением Министерства экономического развития Российской Федерации может быть использован субъектом Российской Федерации в очередном финансовом году на те же цели в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации.

В результате суд пришел к выводу, что ответчиком не представлены в материалы дела доказательства принятия им надлежащих мер в соответствии с соглашением по предоставлению субсидии победителю конкурса и иск удовлетворил.

Арбитражный апелляционный суд оставил решение без изменения, в кассационном порядке судебные акты не обжаловались.

 

7. Бюджетное учреждение не является получателем средств бюджета и участником бюджетного процесса. В силу этого к федеральному бюджетному учреждению не применяется тариф на оказываемые полицией услуги по охране имущества и объектов, действующий для организаций, финансируемых из федерального бюджета (дела №№ А37-765/2015, А37-830/2015).

Отдел вневедомственной охраны Управления МВД России по субъекту Российской Федерации (далее – истец) обратился в арбитражный суд с иском к Центру гигиены и эпидемиологии (федеральное бюджетное учреждение здравоохранения) (далее – ответчик) о взыскании задолженности по оплате за оказанные в 2014 году услуги по охране объекта.

Возражая против иска, ответчик указал, в том числе на то, что при расчете суммы долга истец должен применять не базовые тарифы на 2014 год, а тарифы на охрану имущества и объектов органов государственной власти Российской Федерации и организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета, на 2011 год. При этом ответчик сослался на пункт 2 постановления Правительства Российской Федерации от 07.09.2011 № 752 «О порядке определения тарифов на оказываемые полицией услуги по охране имущества и объектов граждан и организаций, а также иные услуги, связанные с обеспечением охраны имущества на договорной основе» (далее – Постановление № 752), которым установлено, что тарифы на охрану имущества и объектов органов государственной власти Российской Федерации и организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета, сохраняются на уровне тарифов, действовавших в 2011 году, и пересмотру не подлежат.

Арбитражный суд признал данный довод ответчика необоснованным и удовлетворил исковые требования в связи со следующим.

Пунктом 1 статьи 9.2 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – Закон № 7-ФЗ) предусмотрено, что бюджетным учреждением признается некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий соответственно органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах.

В соответствии с пунктом 6 статьи 9.2 Закона № 7-ФЗ финансовое обеспечение выполнения государственного (муниципального) задания бюджетным учреждением осуществляется в виде субсидий из соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации.

Согласно статье 69.1 БК РФ субсидии бюджетным учреждениям, включая субсидии на финансовое обеспечение выполнения ими государственного задания, относятся к бюджетным ассигнованиям на оказание государственных (муниципальных) услуг (выполнение работ).

В силу статьи 6 БК РФ под получателями бюджетных средств (получателем средств соответствующего бюджета) понимаются: орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, находящееся в ведении главного распорядителя (распорядителя) бюджетных средств казенное учреждение, имеющие право на принятие и (или) исполнение бюджетных обязательств от имени публично-правового образования за счет средств соответствующего бюджета, если иное не установлено БК РФ.

Данный перечень является закрытым и расширенному толкованию не подлежит. Таким образом, в силу положений статьи 6 БК РФ бюджетные учреждения не являются получателями бюджетных средств.

В силу положений пункта 1 статьи 152 БК РФ бюджетные учреждения не являются участниками бюджетного процесса. Следовательно, финансовое обеспечение выполнения государственного задания федеральных бюджетных учреждений осуществляемое в виде субсидий из федерального бюджета не отнесено законодателем к финансированию учреждений из федерального бюджета.

С учетом изложенных обстоятельств на бюджетное учреждение – получателя субсидий, не распространяются нормы Постановления № 752 в части сохранения тарифов на охрану имущества и объектов органов государственной власти Российской Федерации и организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета на уровне тарифов, действовавших в 2011 году.

Решение не вступило в законную силу, апелляционная жалоба ответчика находится на рассмотрении арбитражного апелляционного суда.

 

8. Бюджетные ассигнования, лимиты бюджетных обязательств и предельные объемы финансирования текущего финансового года прекращают свое действие 31 декабря. Несвоевременная оплата государственным заказчиком работ по государственному контракту, исполненному подрядчиком с опозданием в следующем финансовом году, не повлекла взыскание неустойки, поскольку государственный заказчик без вины допустил нарушение сроков оплаты выполненных работ по контракту и при этом предпринял все меры для надлежащего исполнения обязательств (дело № А37-853/2015).

Общество с ограниченной ответственностью (далее – подрядчик, истец) обратилось в суд с иском к областному государственному казенному учреждению (далее – заказчик, ответчик) о взыскании неустойки за просрочку оплаты выполненных работ по государственному контракту.

При рассмотрении дела судом установлено, что по условиям государственного контракта работы должны были быть выполнены не позднее 50 дней со дня заключения контракта, т. е. начиная с 30.10.2014, однако результаты работ были сданы заказчику 19.01.2015. Оплата работ должна была быть произведена заказчиком в течение 30 банковских дней со дня подписания акта выполненных работ, но фактически работы были оплачены 01.07.2015. За период просрочки платежа истец начислил ответчику неустойку.

Возражая против взыскания неустойки, ответчик указал на отсутствие вины в просрочке платежа ввиду того, что работы были начаты истцом с опозданием и окончены 19.01.2015, при этом сумма, заложенная в лимитах бюджетных обязательств на 2014 год для расчета с подрядчиком, оказалась недоступна, поскольку срок окончания работ был сдвинут на 2015 год. Так как финансовые средства на 2015 год уже были утверждены, незамедлительное выделение средств на счет учреждения оказалось невозможным.

Арбитражный суд согласился с доводами ответчика и отказал в удовлетворении иска, руководствуясь следующим.

По своей организационно-правовой форме ответчик является казенным учреждением, финансирование которого осуществляется за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации.

В соответствии со статьей 221 БК РФ бюджетная смета казенного учреждения составляется, утверждается и ведется в порядке, определенном главным распорядителем бюджетных средств, в ведении которого находится казенное учреждение, в соответствии с общими требованиями, установленными Министерством финансов Российской Федерации.

Бюджетная смета казенного учреждения составляется с учетом объемов финансового обеспечения для осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд, предусмотренных при формировании планов закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утверждаемых в пределах лимитов бюджетных обязательств на принятие и (или) исполнение бюджетных обязательств на закупку товаров, работ, услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд.

В силу пункта 6 Общих требований к порядку составления, утверждения и ведения бюджетной сметы казенного учреждения, утвержденных приказом Министерства финансов Российской Федерации от 20.11.2007 № 112н, смета составляется учреждением на основании разработанных и установленных (согласованных) главным распорядителем (распорядителем) средств бюджета на соответствующий финансовый год расчетных показателей, характеризующих деятельность учреждения и доведенных объемов лимитов бюджетных обязательств.

Пунктами 1, 3 статьи 242 БК РФ предусмотрено, что операции по исполнению бюджета завершаются 31 декабря. Бюджетные ассигнования, лимиты бюджетных обязательств и предельные объемы финансирования текущего финансового года прекращают свое действие 31 декабря.

Из представленной в материалы дела бюджетной сметы ответчика на 2014 год усматривается, что ему были утверждены бюджетные ассигнования в достаточном объеме для расчетов с истцом, если бы обязательства истцом были исполнены в 4 квартале 2014 года.

Однако, поскольку исполнение контракта не было завершено истцом в 2014 году, объемы финансирования текущего финансового года для учреждения в соответствии с пунктом 3 статьи 242 БК РФ прекратили свое действие 31.12.2014.

Ответчик предпринял все возможные меры для надлежащего исполнения обязательств при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства, что подтверждается письмами ответчика к главному распорядителю бюджетных средств о выделении денежных средств на оплату задолженности перед истцом. После получения денежных средств из бюджета учреждение перечислило истцу денежные средства в целях погашения задолженности по контракту.

Доказательств недобросовестности действий ответчика, направленных на необоснованное уклонение от оплаты стоимости выполненных по контракту работ, материалы дела не содержат.

В соответствии с пунктом 2 статьи 330 ГК РФ кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Согласно пункту 1 статьи 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. При этом лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Исследовав представленные в дело доказательства, суд пришел к выводу, что в нарушении сроков оплаты выполненных работ по контракту отсутствует вина ответчика и при этом им предпринимались все меры для надлежащего исполнения обязательств. При таких обстоятельствах суд применил положения статьи 401 ГК РФ и освободил ответчика от ответственности в виде неустойки за просрочку оплаты выполненных работ.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Поданная истцом кассационная жалоба в настоящее время не рассмотрена.

 

9. Отсутствие лимитов бюджетных обязательств (бюджетного финансирования) не является основанием для предоставления отсрочки исполнения судебного акта (дело А37-1727/2015).

При рассмотрении иска энергоснабжающей организации (далее – истец) к федеральному казенному учреждению (далее – ответчик) ответчик заявил о предоставлении ему отсрочки исполнения решения.

Суд удовлетворил исковые требования и отказал в предоставлении отсрочки исполнения решения, указав следующее.

Согласно части 1 статьи 324 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации (далее – АПК РФ) при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения.

Под отсрочкой исполнения решения подразумевается перенос срока его исполнения. Таким образом, лицо, ходатайствующее об отсрочке исполнения решения, должно доказать затруднительность его исполнения в настоящее время и реальную возможность исполнить судебный акт в более поздний срок.

Отсутствие лимитов бюджетных обязательств (бюджетного финансирования) не является безусловным основанием для предоставления отсрочки исполнения судебного акта.

Так, в соответствии с пунктом 5 статьи 242.3 БК РФ при отсутствии или недостаточности соответствующих лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований) и (или) объемов финансирования расходов для полного исполнения исполнительного документа должник направляет органу государственной власти (государственному органу), осуществляющему бюджетные полномочия главного распорядителя (распорядителя) средств федерального бюджета, в ведении которого он находится, запрос-требование о необходимости выделения ему дополнительных лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований) и (или) объемов финансирования расходов в целях исполнения исполнительного документа с указанием даты его поступления в орган Федерального казначейства.

При таких обстоятельствах у суда отсутствуют основания для предоставления ответчику отсрочки исполнения судебного акта.

 

10. Нецелевым использованием бюджетных средств признаётся использование бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определённым утверждённым бюджетом либо иным правовым основанием их получения (дела №№ А37-95/2015, А37-1900/2015).

10.1. В рамках дела А37-95/2015 рассматривалось заявление Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Детская больница» (далее – заявитель, больница) к Территориальному фонду обязательного медицинского страхования (далее – фонд) о признании недействительным предписания.

По результатам проверки в части признания нецелевого использования средств в сумме 2027768,92 руб. заявителю вменено начисление  медицинской сестре А. денежных средств на сумму 1378,45 руб. в отсутствие у неё сертификата на выполнение функциональной диагностики.

Из акта проверки следует, что согласно приказу главного врача больницы медицинской сестре А. произведена доплата в размере 50% должностного оклада за совмещение должности медицинской сестры функциональной диагностики отделения ультразвуковой и функциональной диагностики. Сертификат на выполнение функциональной диагностики у медицинской сестры отсутствовал.

Ссылаясь на подпункт 1 пункта 1 статьи 100 Федерального закона № 323-ФЗ от 21.11.2011 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которому до 01.01.2016 право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие сертификат специалиста, фонд пришёл к выводу о нецелевом использовании средств.

Согласно пункту 1 статьи 147 БК РФ расходы бюджетов государственных внебюджетных фондов осуществляются исключительно на цели, определённые законодательством Российской Федерации, включая законодательство о конкретных видах обязательного социального страхования (пенсионного, социального, медицинского), в соответствии с бюджетами указанных фондов, утверждёнными федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении № 23 от 22.06.2006 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» разъяснил арбитражным судам, что нецелевым использованием бюджетных средств признаётся использование бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определённым утверждённым бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения.

Представленными доказательствами подтверждено и не оспаривается фондом, что в проверенном периоде больница использовала средства на доплату медицинской сестре А., а именно, за совмещение должности медицинской сестры функциональной диагностики. Данные выплаты произведены согласно трудовому законодательству, в связи с чем, суд пришёл к выводу о том, что нецелевого использования больницей денежных средств по данному эпизоду не установлено. Отсутствие сертификата у медицинской сестры свидетельствует о допущенных больницей нарушениях иного, не бюджетного законодательства, и влечёт иные правовые последствия, нежели признание нецелевым использованием средств.

Следующее финансовое нарушение, выразившееся в нецелевом использовании средств, вменённое фондом, – расходование больницей денежных средств в нарушение Постановления Администрации Магаданской области от 20.12.2012 №980-па «О территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на территории Магаданской области на 2013 год и на плановый период 2014 – 2015 годов» (далее - ТПГГ № 980-па) на капитальный ремонт в сумме 1239583,00 руб.

Привлечённый на основании статьи 55.1 АПК РФ специалист, рассмотрев сметную документацию, дефектную ведомость к договору от 20.11.2012 и иные материалы на проведение работ по ремонту поликлиники и соматического стационара, выполненных для нужд больницы, сделал вывод, что по своему характеру и объёмам заявленные работы носят смешанный характер, т.е. могут быть отнесены как к текущему ремонту, так и капитальному. Однако, поскольку первый этаж поликлиники  Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Детская больница» рассматривается как отдельная секция здания, то работы, в большей степени, можно отнести к капитальному ремонту.

Специалист пришёл к выводу, что работы, заявленные в дефектных ведомостях к договорам от 01.05.2013 и от 06.05.2013, относятся к текущему ремонту.

Судом признано правомерным указанное мнение специалиста,  учитывая то обстоятельство, что правового понятия «текущий ремонт» на законодательном уровне на момент рассмотрения спора не существовало. К работам по текущему ремонту следует отнести все иные ремонтные работы, не входящие в понятие капитального ремонта. Иное толкование работ по текущему ремонту противоречило бы аутентичной воле законодателя, выраженной в пункте 14.2 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее – ГрК РФ).

По результатам проверки фондом также установлено, что в проверяемом периоде между больницей и предпринимателем Б. был заключён ряд договоров по ремонту пластиковых окон, обслуживанию окон ПВХ, установке москитных сеток.

Фонд указал, что при оформлении договоров с указанным  предпринимателем на ремонт окон ПВХ в нарушение статьи 432 ГК РФ  сторонами не прописаны существенные условия о предмете договора: не прописана цена за оказанную услугу, количество выполняемых работ и сроки их выполнения. В актах выполненных работ также нет стоимости услуги, описана только выполненная работа, при этом объём выполненной работы различный, а стоимость работ одинаковая.

При проведении проверки больницей представлен договор от 25.06.2013, но к нему не представлен акт выполненных работ на сумму 18000,00 руб. Также, при проведении проверки не были представлены договоры на сумму 14400,00 руб. и 20000,00 руб.

Фонд считает, что выплаты предпринимателю Б. в сумме 55400,00 руб. также являются нарушением статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402 «О бухгалтерском учёте» (далее – Закон о бухгалтерском учёте) и пунктов 3, 7 и 9 Приложения № 2 к Приказу Минфина России от 01.12.2010 № 157н «Об утверждении Единого плана счетов бухгалтерского учёта для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений и Инструкции по его применению».

Исследовав документы по гражданско-правовым отношениям больницы с предпринимателем Б., суд пришёл к следующему выводу.

Согласно пункту 1.1 договора от 01.08.2013 исполнитель (предприниматель Б.) принимает на себя обязательства по выполнению работ: ремонт, замена и регулировка изделий из ПВХ в соматическом и инфекционном стационарах больницы по указанным адресам. В пункте 2.1 договора установлено, что цена подлежащих выполнению работ устанавливается сторонами в размере 20000,00 руб.

Согласно акту выполненных работ от 27.08.2013 стороны установили выполнение работ по замене стеклопакетов и ремонта створок в окнах из ПВХ в здании больницы, определили место выполнения работ. Далее следует подробное описание выполненных работ.

Судом также установлено наличие в договоре подробного описания предмета договора и содержания работ и услуг, указание адресов проведения работ (услуг) между теми же сторонами по остальным договорам. Акты приёма выполненных работ содержат формулировки, аналогичные в  соответствующих  договорах.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключённым, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Следовательно, из указанной нормы следует, что стороны сами формулируют предмет договора, главное, чтобы он имелся в заключаемом договоре. Фонд не привёл существенных условий, которые были бы указаны в законе и которые не нашли отражения в рассматриваемых договорах.

В силу положений пункта 4 статьи 753 ГК РФ, на которые ссылается фонд, сдача результата работ подрядчиком и приёмка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. Из содержания данной нормы, как и из всей статьи 753 ГК РФ не следует, что законодатель устанавливает для акта приёмки выполненных работ какие-либо обязательные требования, особенно, если они подписаны сторонами без разногласий.

В отношении сомнения фонда по соотносимости актов к договорам суд пришёл к выводу, что отнесение акта выполненных работ к соответствующему договору можно установить по датам их составления. Кроме того, количество представленных заявителем в материалы дела договоров соответствует количеству представленных актов. Доказательств несоответствия по количеству, либо отсутствию выполненных работ, либо одновременное выполнение аналогичных работ иными исполнителями фондом не доказано.

Ссылка фонда на несоответствие договоров между заявителем и предпринимателем Б. и актов к ним требованиям Закона о бухгалтерском учёте и Приложению № 2 к Приказу Минфина России № 157н от 01.12.2010, признаётся ошибочной ввиду того, что согласно пункту 2 статьи 3 ГК РФ гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов (далее - законы), регулирующих отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 ГК РФ. Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ.

На основании изложенного, требования заявителя по указанному эпизоду судом удовлетворены.

Следующее финансовое нарушение, выразившееся в  нецелевом использовании средств, вменяемое фондом заявителю, заключалось в том,  что больницей осуществлялись выплаты без подтверждающих документов в сумме 722320,00 руб.

В процессе судебного разбирательства представителями заявителя были представлены копии соответствующих договоров, актов выполненных работ и документов, подтверждающих квалификацию специалистов, с которыми заключались договоры. Представленные документы позволили суду сделать вывод о реальности выполнения работ и оказания услуг указанными лицами. В соответствии с представленными договорами денежные средства были потрачены на цели обеспечения деятельности заявителя.

Судом также признан ошибочным довод фонда о том, что больница не имела права заключать гражданско-правовые договоры с врачами ввиду обязательности лицензирования медицинской деятельности, в связи с чем, договоры должны были быть заключены с соответствующими медицинскими учреждениями, где работают указанные врачи.

При этом судом установлено, что ни один законодательный акт не обязывает заявителя заключать гражданско-правовые договоры не непосредственно с медицинскими работниками, а с медицинскими организациями, где они работают.

Кроме того, фонд ошибочно полагает, что больница, заключив гражданско-правовой договор с иным медицинским учреждением, может заключить с его врачами трудовые договоры, либо медицинское учреждение может заключить со своими врачами трудовые договоры и дополнения к ним по оказанию врачебной помощи для иного, в том числе, иногороднего медицинского учреждения. Данные предположения фонда не основаны на нормах трудового законодательства. При этом, как и по трудовому законодательству, так и по гражданскому, за некачественное осуществление деятельности предусмотрена ответственность.

При этом суд учёл, что необходимость привлечения медицинских работников из других медицинских организаций (в том числе из других регионов) обусловлена объективными критериями.

Согласно распоряжению Правительства Российской Федерации от 28.12.2009 № 2094-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» Магаданская область характеризуется значительно более высокими показателями заболеваемости населения по сравнению с аналогичными показателями в среднем по России. Высока смертность людей трудоспособного возраста. Существенно превышает средний по России и Дальнему Востоку (более чем в 1,5 раза) уровень заболеваемости инфекционными заболеваниями. Проблемой отрасли является сверхвысокий износ зданий и недостаток современного диагностического оборудования. Отмечается недостаточная укомплектованность врачами.

На основании изложенного, суд признал неправомерным вывод фонда о том, что выплаты в сумме 722320,00 руб. являются нецелевым использованием больницей денежных средств. 

Следующее финансовое нарушение, выразившееся в нецелевом использовании средств, относится к выводу фонда о том, что больницей осуществлялись выплаты со Статьи 290 в сумме 9087,65 руб., из них за листы временной нетрудоспособности в сумме 5801,65 руб., за доставку документов и грузов на сумму 3 285,82 руб.

Материалами дела подтверждается, что 5801,65 руб. было выплачено в связи с ошибками медицинского персонала больницы, связанными с выдачей листов временной нетрудоспособности в 2012 году. Сумма, предъявленная к возмещению в претензии Магаданского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации, не является штрафом или пеней, предусмотренными к расходу по Статье 290 «Прочие расходы», и должна быть возмещена за счёт средств Подстатьи 213 «Начисления на выплаты по оплате труда». Больница не смогла представить необходимых доказательств, чтобы опровергнуть данный вывод фонда, следовательно, в данной части в удовлетворении требований заявителя судом отказано.

В части финансовых нарушений по эпизоду признания неправомерных выплат в сумме 2112130,00 руб., фондом вменено финансовое нарушение, выразившееся в начислении больницей премий рабочим за особо важные и срочные работы по комплексному ремонту зданий в сумме 2029010,00 руб. за 2013 и 8 месяцев 2014 года, в том числе, уволенным работникам в сумме 80460,00 руб.

Вместе с тем, и из акта проверки, и из пояснений заявителя следует, что данные выплаты были начислены и выплачены в соответствии с локальными актами учреждения, приказами руководителя, рапортами руководителя подразделения в пределах фонда заработной платы.

В Положении об оплате труда больницы предусмотрены выплаты премиальных за выполнение особо важных или сложных работ в пределах фонда оплаты труда. Предельными размерами премиальные выплаты не ограничиваются.

По факту начисления премии после увольнения работников больница пояснила, что распределяет и утверждает все виды премий и доплат экономический совет больницы, который проводится в конце отчётного месяца. Приказы на премирование оформляются на основе протоколов данного совета последним числом месяца. Выплаты производятся в дни выдачи заработной платы за вторую половину месяца.

Администрацией больницы в декабре 2013 года была создана бригада рабочих по комплексному техническому обслуживанию зданий для выполнения требований санитарных правил. Работы, проведённые указанными сотрудниками, действительно являлись срочными и особо важными для нормального функционирования учреждения. Требовалось провести работы в кратчайшие сроки, за пределами норм рабочего времени данных работников, в праздничные и выходные дни, так как во исполнение постановления судьи Магаданского городского суда от 11.12.2013 и приказа департамента здравоохранения администрации Магаданской области было произведено приостановление деятельности инфекционного стационара.

Выполнение постановления суда было обеспечено переводом отделений инфекционного стационара в помещения, расположенные по другим адресам.

При этом суд согласен с позицией заявителя о том, что законодательно не установлен перечень работ, которые могут быть признаны особо важными и срочными. Признание таких работ относится к компетенции руководителя учреждения. Фонд не сослался на конкретные правовые нормы, которые бы подтверждали его выводы по данному нарушению, изложенному в акте проверки.

Согласно статье 149 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) при выполнении работ в условиях, отклоняющихся от нормальных (при выполнении работ различной квалификации, совмещении профессий (должностей), сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни и при выполнении работ в других условиях, отклоняющихся от нормальных), работнику производятся соответствующие выплаты, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Размеры выплат, установленные коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором, не могут быть ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Согласно пункту 2 Положения о премировании, являющегося приложением к Коллективному договору больницы, размер премии предельными размерами не ограничивается.

Данные факты не опровергнуты фондом, в связи с чем, требования заявителя в данной части удовлетворены.

По вменённому нарушению об оплате больницей звонков личного характера, в том числе по междугородней связи в сумме 11280,00 руб., заявителю вменяется отсутствие правового акта (локального уровня), которым определяется перечень должностей работников, имеющих право использовать междугороднюю и международную связь в служебных целях, а также устанавливается лимит расходов на связь. Оплата за рассматриваемые услуги производилась больницей по фактическим расходам на основании счетов-фактур без детализации счетов оператора связи. Также проверкой было установлено, что в учреждении отсутствует контроль за потреблением трафика сети Интернет.

В процессе судебного разбирательства суд неоднократно предлагал представителям заявителя представить в материалы дела доказательства, опровергающие данные выводы фонда, например, подтверждающие, что звонки либо их часть производились в другие иногородние медицинские учреждения для получения оперативных консультаций врачей, однако таких документов представлено не было, в связи с чем, суд на основании части 2 статьи 9 АПК РФ признал правомерными факты, изложенные фондом в акте проверки, а соответствующие требования заявителя не подлежащими удовлетворению.   

В части финансовых нарушений по эпизоду признания неэффективным использованием средств в сумме 1104090,00 руб.: на обслуживание окон  ПВХ в сумме 125800,00 руб.; на очистку кровли здания от льда, снега и сосулек в сумме 50500,00 руб.; на уборку помещения в сумме 213360,00 руб.; на составление аукционной документации в сумме 54050,00 руб.; на проведение аттестации рабочих мест в сумме 477170,00 руб. суд пришёл к мнению об ошибочности выводов территориального фонда.

Согласно акту фонд установил, что в штатном расписании учреждения на 2013 год имеются должности рабочего по комплексному обслуживанию и ремонту зданий. Соответственно, в фонд оплаты груда (Подстатья 211) заложена заработная плата данных работников, которые должны выполнять обязанности в соответствии с должностными инструкциями.

Однако, в период 2013 года, больницей были произведены выплаты: предпринимателю Ю. на очистку от сосулек кровли здания в размере 25500,00 руб.;  предпринимателю В. на очистку льда и снега с парапетов здания в размере 25000,00 руб.; предпринимателю Б. на ремонт пластиковых окон, установку москитных сеток, установку доводчиков и т.д. на сумму 181200,00 руб.

На основании изложенного фонд сделал вывод о том, что расходы в сумме 176300,00 руб. (на обслуживание окон ПВХ в сумме 125800,00 руб. и очистку кровли здания от льда, снега и сосулек в сумме 50500,00 руб.) не отвечают принципам результативности и эффективности использования средств, установленных статьёй 34 БК РФ, и являются неэффективным использованием средств.

При этом фонд указал, что пластиковые окна в больнице устанавливались в разное время, в основном в 2010 - 2011 годах. У деталей окон, в том числе уплотнительных резинок и фурнитуры, есть определённый срок годности. В больнице возникла проблема с обслуживанием установленных ранее в соматическом и инфекционном стационарах стеклопакетов. Для устранения существующих проблем заключались договоры на обслуживание окон. Обслуживание подразумевало замену деталей окон, которые приходят в негодность.

По заключению договоров на очистку здания от сосулек, льда и снега. В октябре - декабре 2013 года в Магадане имели место сильные снегопады, повышение температуры с обильным таянием снега. На крышах зданий образовывались огромного размера сосульки. Во избежание несчастных случаев, травматизма больницей были заключены договоры на очистку кровли, двора, так как специализированные предприятия города проводили очистку в авральном режиме. У больницы отсутствует специальная техника для выполнения данных работ. В силу конструктивных особенностей на крыше соматического стационара отсутствуют леерные ограждения, что делает невозможным удаление сосулек непосредственно с крыши.

Таким образом, удаление сосулек с крыши соматического стационара невозможно без применения специального страховочного и подъёмного оборудования. Администрация больницы не может идти на риск, связанный с жизнью и здоровьем сотрудников.

На том же основании с ООО «К» в апреле заключен ряд договоров на работы по мытью окон соматического стационара снаружи. Здание имеет три этажа. Конструктивной особенностью здание является наличие высокого цоколя, что требует специального оборудования для проведения работ даже на первом этаже, при этом в больнице отсутствует необходимая техника и снаряжение.

С предпринимателем Е. заключён договор на уборку технического этажа, т.е. чердачных помещений. Технический этаж соматического стационара ранее никогда не очищался от грязи. Духовые отверстия техэтажа были разбиты, что создавало доступ птиц. Пол технического этажа на глубину 15-20 см был усыпан различным мусором. При ежегодных осенне-весенних протечках крыши все содержимое в растворенном виде изливалось с потолка, в том числе в палаты патологии новорождённых.

Однако в функциональные обязанности рабочих не входит уборка техэтажа. При расчёте лимита должностей площади чердачных помещений не учитываются, в обязанности уборщиков служебных помещений также не входит уборка данной территории. Кроме того, очистка техэтажа от останков птиц и их фекалий связана с биологической угрозой для жизни и здоровья работников. Предприниматель Е. при работе использовал специальные средства защиты кожи и органов дыхания, которые отсутствуют в больнице.

Кроме того, фонд не опроверг довод больницы, что в рассматриваемом случае необходимо анализировать не штатное расписание, а штатное замещение рабочих должностей больницы.

В акте проверки также указано, что согласно должностных инструкций специалистов по государственным закупкам, юриста и экономиста отдела правового обеспечения и государственных закупок в обязанности юриста входит размещение заказа на поставку товаров для обеспечения государственных нужд, разработка аукционной документации на размещение заказа, расчёт обоснования цены, ведение реестра. При этом главным врачом учреждения заключены и оплачены договоры с физическими лицами на составление аукционных заявок и планов графиков на общую сумму 54050,00  руб.

Однако в процессе судебного разбирательства было установлено, что в 2013 году оплата больницей работ по составлению аукционной документации производилась в связи с отсутствием в учреждении специально обученного специалиста, имеющего опыт составления аукционной документации. Данный факт не был опровергнут фондом.

Выплаты на проведение аттестации рабочих мест произведены на основании договора. Итогом работ явились карты аттестации рабочих мест, представленные суду для обозрения. В чем выражается неэффективность использования средств на проведённую аттестацию не указано ни в акте проверки, ни в предписании. При этом заявителем в материалы дела были представлены документы по аттестации рабочих мест, в том числе, протокол заседания аттестационной комиссии по результатам аттестации рабочих мест по условиям труда (итоговый) № 1.

Доказательств, опровергающих изложенную выше правовую позицию заявителя, в материалы дела фондом не представлено.

По нарушению, выразившемуся в выплате гражданину К. 39970,00 руб. за постгарантийный ремонт наркозо-дыхательного аппарата в акте проверки указано, что не было представлено документов, разрешающих проведение данных работ указанным лицом.

При этом заявитель указал, что заключение договора на послегарантийное обслуживание наркозно-дыхательной аппаратуры было связано с тем, что данное оборудование находилось в состоянии консервации и в перечень медицинского оборудования, которое обслуживалось медицинскими техниками, не входило. Именно в связи с этим и был заключён дополнительный договор со специалистом, имеющим допуск к проведению данных работ в преддверии открытия отделения реанимации.

В процессе рассмотрения дела заявителем была представлена справка от 17.04.2015 о том, что гражданин К. работает в ГБУЗ «МОДБ» в должности начальника отдела медикотехнического обеспечения с 21.02.1994 по настоящее время. Также представлены документы, подтверждающие квалификацию К.

Вместе с тем в материалы дела представлен договор на оказание услуг «Комплексное техническое обслуживание и ремонт медицинской техники на 2013 год», заключённый между больницей (Заказчик) и ООО «М» (Исполнитель), согласно которому в предмет договора входит комплекс работ, обеспечивающих надёжную эксплуатацию и технически исправное состояние медицинской техники Заказчика.

Также по запросу фонда от 27.05.2015 поступил ответ от ООО «М», согласно которому у данной организации имеется лицензия на техническое обслуживание наркозно-дыхательного реанимационного оборудования. Копия соответствующей лицензии с приложением приобщена к материалам дела.

В связи с изложенным, суд признал правомерной позицию фонда о неэффективном использовании 39970,00 руб. на ремонт наркозо-дыхательного аппарата.

Суд также признал правомерным вывод фонда о том, что неэффективным использованием средств признаётся несвоевременное перечисление налогов, сборов и страховых взносов, в связи с которым больницей были уплачены пени и штрафы в сумме 143240,00 руб., что в соответствии со статьёй 34 БК РФ не отвечает критериям результативности и эффективности.

В процессе рассмотрения дела суд предлагал представителям заявителя представить в материалы дела документы, подтверждающие задержку в оплате обязательных платежей по не зависящим от больницы причинам, однако, такие документы в дело не были представлены, в связи с чем, в удовлетворении требований  заявителя в данной части отказано.

На основании изложенного, требование заявителя было удовлетворено частично, оспариваемое предписание фонда признано судом частично недействительным.

Решение суда первой инстанции вступило в законную силу и сторонами не обжаловалось.

10.2. В рамках дела № А37-1900/2015 рассматривалось заявление Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Поликлиника» (далее – заявитель, поликлиника) к Территориальному фонду обязательного медицинского страхования (далее – фонд) о признании частично недействительным акта от 28.09.2015, а именно, в части выводов о нецелевом использовании денежных средств: в сумме 278701,58 руб. на капитальный ремонт, финансируемый из бюджета субъекта Российской Федерации; в сумме 738720,00 руб. на приобретение медицинского оборудования стоимостью свыше 100000,00 руб.

Обосновывая свои требования, заявитель указывает на отсутствие нецелевого использования средств в части ремонта в полном объёме и в части, превышающей 300000,00 руб. (по 100000,00 руб. на каждую из трёх единиц) медицинского оборудования.

Фонд указывает, что часть 7 статьи 35 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (далее – Закон № 326-ФЗ) допускает расходы на приобретение основных средств (оборудование, производственный и хозяйственный инвентарь) стоимостью до 100000,00 рублей за единицу.  

В части расходов на капитальный ремонт фонд указывает, что данные расходы должны быть оплачены из областного бюджета вне зависимости от вида работ, исходя из источника финансирования, определённого целевой Программой модернизации здравоохранения на 2011-2013 гг.

Судом установлено, что согласно пункту 1 части 1 статьи 20, статьи 30, частям  2 и 7 статьи 35, статьи 36  Закона № 326-ФЗ и Правил обязательного медицинского страхования, утверждённых приказом Минздравсоцразвития России от 28.02.2011 № 158н, структура тарифа на оплату медицинской помощи определяется как базовой программой обязательного медицинского страхования, так и территориальной программой обязательного медицинского страхования на территории субъекта Российской Федерации и, соответственно, расходование средств обязательного медицинского страхования должно осуществляться на условиях данной территориальной программы и быть строго целевым.

В пункте 3.9 раздела 3 Территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на территории Магаданской области на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, утвержденной постановлением администрации Магаданской области от 26.12.2013 № 1370-па, установлено, что оплата медицинской помощи осуществляется по «базовым тарифам» и «надтарифной части» - в части расходов на содержание медицинской организации. «Надтарифная часть» включает расходы, финансирование которых осуществляется Территориальным фондом ОМС за счёт и в пределах средств межбюджетных трансфертов, передаваемых из бюджета Магаданской области в бюджет Территориального фонда ОМС на финансовое обеспечение программы обязательного медицинского страхования (ОМС), в том числе: прочие выплаты, услуги связи, транспортные услуги, коммунальные услуги, арендная плата за пользование имуществом, услуги по содержанию имущества, оплату программного обеспечения и прочих услуг, прочие расходы, социальное обеспечение работников медицинских организаций, увеличение стоимости основных средств, увеличение стоимости материальных запасов и др. (за исключением расходов на капитальный ремонт, оборудование свыше 100000,00 рублей).

Пункт 3.13 Генерального тарифного соглашения о стоимости и порядке оплаты медицинских услуг, предоставляемых по территориальной программе обязательного медицинского страхования Магаданской области в 2014 году от 23.01.2014 № 1 предусматривает, что «надтарифная часть» (расходы на содержание медицинской организации) включает: прочие выплаты, услуги связи, транспортные услуги, коммунальные услуги, арендная плата за пользование имуществом, услуги по содержанию имущества, оплату программного обеспечения и прочих услуг, прочие расходы, социальное обеспечение работников медицинских организаций, увеличение стоимости основных средств, увеличение стоимости материальных запасов и др. (за исключением расходов на капитальный ремонт, оборудование свыше 100000,00 рублей).

При этом объектом основных средств, согласно указанному пункту, является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определённых самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно-сочленённых предметов, представляющих собой единое целое и предназначенных для выполнения определённой работы.

Из приведённых выше положений нормативных актов следует, что в состав тарифа на медицинские услуги, оказываемые в рамках ОМС, входят затраты на приобретение медицинского оборудования, полная стоимость одной единицы которого не превышает 100000 рублей.

В письме Министерства здравоохранения Российской Федерации от 25.12.2012 № 11-9/10/2-5718 «О формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов» разъяснено, что расходы государственных и муниципальных медицинских организаций в части капитального ремонта и проектно-сметной документации для его проведения, приобретения оборудования стоимостью свыше 100000,00 рублей за единицу осуществляются за счёт бюджетных ассигнований соответствующих бюджетов и не входят в средний подушевой норматив финансирования, установленный базовой программой ОМС.

В данном случае заявителем приобретены: анализатор крови стоимостью 209000,00 руб., кресло гинекологическое стоимостью 189720,00 руб. и стол хирургический стоимостью 340000,00 руб., т.е. медицинское оборудование, стоимость каждой единицы которого превышает 100000,00 рублей. Доводы заявителя о том, что нецелевым расходованием признаются только расходы, превышающие 100000,00 руб. в отношении каждой единицы, т.е. 438720,00 руб. (738720 – 300000) судом не приняты, как основанные на ошибочном толковании действующего законодательства.

Таким образом, в данной части суд пришёл  к выводу о правомерности выводов фонда.

В части расходов в сумме 278701,58 руб. судом установлено, что  указанные расходы представляют собой погашение кредиторской задолженности 2013 года перед индивидуальным предпринимателем Т. за выполненные в рамках договора от 01.08.2013  работы.

Перечисление денежных средств произведено платёжным поручением от 27.03.2014, которое в назначении платежа содержит указание на оплату за капитальный ремонт.

Предметом договора от 01.08.2013 является государственный заказ на выполнение дополнительных работ при выполнении работ по ремонту помещений (холлов, коридоров) и ремонту внутренних инженерных сетей и оборудования здания поликлиники. Перечень работ приведён в дефектной ведомости, являющейся приложением № 1 к договору.

Как пояснил заявитель, ссылка в платёжном поручении на капитальный ремонт является ошибочной, поскольку работы, выполненные в рамках названного договора, представляют собой работы по текущему ремонту.

В судебном заседании представители фонда не оспаривали характер произведённых работ как текущий ремонт.

Правовая позиция фонда основана на том, что данные расходы должны быть оплачены из областного бюджета вне зависимости от вида работ, исходя из источника финансирования, определённого целевой Программой модернизации здравоохранения на 2011-2013 гг.

Суд пришёл к выводу, что поскольку частью 7 статьи 35 Федерального закона № 326-ФЗ, пунктом 157 Правил обязательного медицинского страхования, утверждённых приказом Минздравсоцразвития России от 28.02.2011 № 158н, установлено, что структура тарифа на оплату медицинской помощи, согласно базовой программе обязательного медицинского страхования, включает в себя, в том числе, расходы на оплату работ и услуг по содержанию имущества, работы по текущему ремонту могут быть включены в структуру тарифа.

Учитывая, что часть 7 статьи 35 Закона  № 326-ФЗ позволяет отнести затраты по текущему ремонту учреждений здравоохранения в состав тарифа на ОМС, и отсутствие прямого указания на работы по текущему ремонту в части 3 статьи 50 Закона № 326-ФЗ и Программе модернизации здравоохранения Магаданской области, суд приходит к выводу, что в данном случае использование поликлиникой денежных средств в  сумме 278701,58 руб. не может быть признано нецелевым.

На основании изложенного, требования заявителя удовлетворены частично, оспариваемый акт признан недействительным в части.

Решение суда первой инстанции вступило в законную силу и сторонами не обжаловалось.